Нортумбрийская волынка

нортумбрийская волынкаБольшие волынки, предназначенные для исполнения на открытом воздухе (например – Great Highland) были известны в Европе как минимум с 12 века. Первое использование мехов (лягушки) в сочетании с волынкой зарегистрировано около 1530 г., однако лишь к концу 16 в. появилась настоящая малая волынка с цилиндрическим каналом чантера. Французская версия – мюзет, с особенными цилиндрическими челночными дронами («shuttle drones») завоевала большую популярность в кругах аристократии и просуществовала до 1770-х. Североевропейская версия, известная в Германии под многими названиями, включая hummelschen, сначала надувалась как обычно, ртом, но стала использоваться с лягушкой примерно во второй половине 17 в. – начале 18 в. Ее вариация с тремя отдельными дронами, объединенными в один сток, видимо и послужила прототипом современной Нортумбрийской малой волынки (Northumbrian smallpipes). Это выглядит еще более вероятным, если учесть тесные связи между Ньюкастлом и балтийскими портами. Подобные инструменты наверняка были известны и в Британии, по крайней мере, если судить по сохранившемуся упоминанию о них в неопубликованном трактате о музыкальных инструментах, составленном Джеймсом Тальботом (James Talbot) примерно в 1694г.

Так или иначе, самые ранние из сохранившихся Нортумбрийских волынок, возраст которых возможно определить, были изготовлены в конце 18 в., когда среди высших классов появилась мода на «домашние» музыкальные инструменты, как флажолет или малая арфа (dital harp). Самые ранние делались из слоновой кости и имели чантер без клапанов. В первом десятилетии 19 в., возможно, в результате сотрудничества мастера Джона Данна (John Dunn) и профессионального волынщика Джона Пикока (John Peacock) на чантере появились 4 или 5 клапанов. Вскоре после этого количество клапанов увеличилось до 7, почти наверняка это было сделано мастером Робертом Рейдом (Robert Reid 1784 — 1837), который после этого стал первым мастером на всем Северо-востоке Англии. Он продолжал работать над клапанами и прочими усовершенствованиями малой волынки. Скорее всего, именно он разработал семнадцатиклапанный чантер, дающий две хроматические октавы, хотя обычно эту работу приписывают его сыну Джеймсу (James Reid 1813 — 1874).

В середине 19 в. малые волынки пережили некоторый упадок, хотя и никогда не бывали до конца забыты. Они оставались, по большому счету, предметом узкого академического интереса. В первой половине 20 в. интерес к ним был возрожден в среде фермерских и шахтерских общин Нортумберленда. Еще большее внимание к инструменту привлекла общая волна популярности фолк-направления  в 60-х. Сейчас интерес к ним носит интернациональный характер и не идет ни в какой сравнение с глубоким, но локальным и узкоспециальным развитием первой половины 19 в.